Под знаком незаконнорожденных сюжет

Под знаком незаконнорождённых — Википедия

под знаком незаконнорожденных сюжет

Определив тему романа «Под знаком незаконнорожденных», мы теперь можем обратиться к рассмотрению того, как она реализуется в рамках сюжета. Под знаком незаконнорождённых. англ. Bend Sinister · Краткое содержание романа. Читается за 10 минут, оригинал — 7 ч. Bend Sinister. 20 рецензий на книгу «Под знаком незаконнорожденных» Владимира С самого начала чтения романа я погружаюсь в детальное описание лужи.

И именно в этом произведении Набоков искренен с читателем, в отличие от большинства других его работ, в которых он играет ради того, чтобы играть.

Теперь пройдемся по сюжету: Этим государством управляет диктатор Падук, бывший одноклассник Круга, которого в детстве притеснял каждый второй, в том числе и сам Круг.

Но Падук создал теорию, согласно которой все люди должны быть приведены к общему знаменателю, уравнены. Каждый человек должен быть членом какого-го либо сообщества, партии, кружка и. Это может быть даже открытая оппозиция, но это должна быть "учтенная" оппозиция, так сказать. Адам Круг не вписывается в эту идиллическую картину, он называет глупостью политические дрязги, считая аргументы всех сторон одинаково бессмысленными. Он занят своей карьерой, научными трудами, семьей и друзьями.

Это не дает покоя Падуку, и он стремится заставить своего бывшего одноклассника изменить свою точку зрения, смирить его бунтарский дух и навесить на него хоть какую-то бирку. А главное - он хочет, чтобы Круг на весь мир признал совершенство системы Падука, и показал тем самым, что даже величайшие умы оценили по достоинству внедренный им способ общественного устройства.

В произведении как раз и идет речь о том, как диктатор пытается сломить волю своего негласного оппонента. Все это происходит на фоне личной трагедии Адама, которая также усугубляет противостояние личного и общественного.

Под знаком незаконнорождённых

И вот в чем состоит несостыковка: Набоков не пытается рассматривать социальные и политические проблемы или проводить параллели с существующими или существовавшими моделями общественного устройства.

Это все лишь фон, но этот фон при первом знакомстве с текстом отвлекает на себя внимание, и ты начинаешь искать в нем скрытый смысл, начинаешь искать мораль. А это большая ошибка, когда речь идет о произведениях Набокова: Все самое главное происходит в голове Круга, в его мыслях и эмоциях, в отношениях его не с системой, а с близкими ему людьми. Не хочу спойлерить, скажу лишь, что лично для меня основной смысловой ценностью книги стали отношения Круга с сыном, описанные автором живо и трогательно.

под знаком незаконнорожденных сюжет

Все беды общества вытекают из его неравного распределения. Однако эту ошибку можно исправить, регулируя емкость человеческих сосудов. Теоретик Скотома не предлагает какого-либо способа воплотить свой план в жизнь. Эту задачу берет на себя Падук, который желает обеспечить окончательный эквилизм в распределении человеческого сознания.

Круг как философ поначалу не интересуется проблемой Сознания, хотя теория Скотомы его и возмущает. Эти размышления посещают его после смерти Ольги, и сначала Круг находится в слишком сильном оцепенении, чтобы следовать этой новой линии мысли. Однако понемногу творческий настрой возвращается, но сама тема не поддается ясной формулировке.

Он просматривает какие-то давние заметки, но не может вспомнить объединяющую их идею, секретную комбинацию. Расстроенный своей недостаточной сосредоточенностью и сексуальным беспокойством, которое пробуждает в нем Мариетта, новая горничная, он оставляет свои усилия. Проходят недели, и он снова безуспешно пытается найти свою ускользающую тему глава XV. Наконец, в конце января, укладывая Давида спать, Круг внезапно чувствует, как его наполняет любовь к сыну: После раннего ужина он засыпает в кресле.

Приняв холодный душ, он начинает: В этом предварительном сообщении о бесконечности сознания определенная лессировка существенных очертаний неизбежна. Приходится обсуждать вид, не имея возможности видеть. Знание, которое мы сможем приобрести в ходе подобного обсуждения, по необходимости находится с истиной в такой же связи, в какой павлинье пятно, интраоптически созданное нажатьем на веко, состоит с дорожкой в саду, запятнанной подлинным солнечным светом.

Она прерывает ход его мысли, и когда он уже почти овладел ею, раздается звонок в дверь. Является полиция, чтобы арестовать Круга и забрать Давида.

Как раз тогда, когда к Кругу вернулись силы и он начал мыслить в принципиально новом направлении, о тайнах бесконечного сознания, его зарождающиеся прозрения были прерваны.

Роман концептуально организован с помощью двух миров: Круг сознательно воспринимает только свой мир и мир Падука. Для Круга достижение бесконечного сознания, объяснение всего того, что с ним случилось, начинается с понимания этой ситуации. На одном уровне сюжет состоит из ряда прозрений, которые заканчиваются полным откровением о контролирующем присутствии антропоморфного божества.

Читатель находится в таком же положении, что и Круг — его объяснение событий в романе зависит от того, насколько он проник в тайну двух миров романа и взаимоотношений между. Сначала мы рассмотрим постепенное появление антропоморфного божества, а затем — сложный узор мотивов, который оно оставило в созданном им мире в качестве слабых следов, подтверждающих его присутствие.

Первое слабое подозрение о присутствии антропоморфного божества в его мире приходит к Кругу в длинном запутанном сне, который снится ему в ночь после смерти жены.

Этот сон вращается вокруг его школьных лет. Описание этого сна предваряется рассуждениями о соотношении снов и сознательной памяти.

«Под знаком незаконнорождённых» за 10 минут

Это изыскание на тему природы снов, как и некоторые другие части повествования, частично излагается так, как будто ставится пьеса, с постановщиками и рабочими сцены. Среди них присутствует …безымянный, таинственный гений, который использовал сон для передачи собственного причудливого тайнописного сообщения… как-то связующего его с непостижимым ладом бытия, возможно ужасным, возможно блаженным, возможно ни тем ни другим, со своего рода трансцендентальным безумием, таящимся в закоулках сознания и не желающим определяться точнее, сколько Круг ни напрягает свой мозг.

Заключенный в тюрьму и убитый горем из-за ужасной смерти сына, Круг забывается неспокойным, полным видений сном. Здесь антропоморфное божество впервые появляется и говорит своим голосом: Это в буквальном смысле богоявление, при котором Круг узнает, что он сам и его мир — хитросплетения ума создателя из другого мира.

Тайна бесконечного сознания в романе «Под знаком незаконнорожденных»

Мир Круга разбит, его ум потрясен, но роман еще не закончен. Хотя Круг узнал секрет бесконечного сознания, об этом не узнали другие герои романа, и действие продолжается, пусть и совсем на другой основе. Барьер между двумя мирами сломан, и сознание Круга, по крайней мере, частично слилось с сознанием его создателя, так как теперь он осознает события, происходящие в двух мирах. Насмерть испуганные заложники пытаются объяснить стражникам Падука, что Круг сошел с ума, но тут Круг, в котором прошлое вдруг сливается с настоящим, возвращается к юности и пытается собрать своих друзей для атаки на Падука на старой игровой площадке их школы.

Когда авторская персона осматривает своего ночного гостя, крупную бабочку, она смотрит за окно на улицу и видит лужицу, которую рассматривал Круг в первой сцене романа. Два мира романа сливаются. Набоков на мгновение появляется во многих своих романах, подобно тому как Хичкок участвовал в массовке своих фильмов. Это нарушение конвенций художественной литературы гораздо более значительно и несравненно более редко.

Это несколько загадочное высказывание больше не вспоминается Набоковым, но, очевидно, является темой более позднего замечания Уилсона, сделанного в скобках 30 января года: Это замечание показывает, что Уилсон, которому роман не понравился, возможно, не совсем его понимал, поскольку конфронтация все-таки происходит, хотя и не в явной форме, которую, видимо, имел в виду критик.

Именно смерть Ольги, жены Круга, наводит философа на следующие размышления: Эти размышления ведут к более формальным изысканиям о смерти в следующем ключевом абзаце: С той степенью достоверности, которая вообще достижима на практике, можно сказать, что поиск совершенного знания — это попытка точки в пространстве и времени отождествить себя с каждой из прочих точек; смерть же — это либо мгновенное обретение совершенного знания схожее, скажем, с мгновенным распадом плюща и камня, образовывавших круглый донжон, прежний узник которого поневоле довольствовался лишь двумя крохотными отверстиями, оптически сливавшимися в одно; тогда как теперь, с исчезновением всяческих стен, он может обозревать весь округлый пейзажлибо абсолютное ничто, nichto.

Только его смерть вызовет разрушение его черепной тюремной камеры с предписанным ему углом зрения и позволит ему понять всеобъемлющий Абсолют. Мы рассмотрели, как с помощью снов и в конце концов сумасшествия Круг все больше осознает присутствие набоковского антропоморфного божества, создающего мир Круга. Мы утверждаем, что именно это и является настоящим сюжетом романа, а не более очевидная история о противоборстве Круга и Падука.

Однако у темы двух миров есть и еще один аспект, так как контролирующее присутствие божества-повествователя проявляется в сложном узоре мотивов и скрытых аллюзий. Хотя эти загадочные узоры — проявления авторской персоны, они имеют одинаково важное значение и с точки зрения Круга, так как отчасти именно его молчаливое узнавание этих узоров является основой его попыток выйти за пределы ограниченного сознания его мира и искать мир своего Создателя.

Самый важный из этих узоров — комплекс образов, вызываемых лужей в форме отпечатка ноги, в которую Круг смотрит в начальной сцене, а авторская персона — в заключительной. Повторения и общее значение лужи отмечаются Набоковым в его предисловии. Лужа — это точка контакта, ворота из мира Круга, мира ограниченного сознания, в мир бесконечного сознания, где живет создатель Круга.

На протяжении книги лужа принимает несколько обличий, каждое из которых соотносится с разными аспектами темы. Два из них предвещают первое описание лужи. В начальной сцене Круг, находящийся в больнице у умирающей жены, оцепенело смотрит в окно: Для установления смысла образов лужи в равной степени важно и упоминание о ртути, об элементе, который превращает прозрачное стекло в зеркало. Этот наполненный ртутью бассейн — двустороннее зеркало: Однако у маленькой лужи дождевой воды есть и еще более важный аспект.

Ворота, ведущие из одного мира в другой, ассоциируются со смертью как в философии Круга, так и в системе образов романа.

Почковидная лужица имеет и более конкретную метафорическую связь со смертью Ольги, так как та умирает от болезни почек. Еще один образ смерти, смутно имеющий форму лужицы, встречается, когда арестованного Круга ведут через тюремный двор с обрисованными мелом фигурами на стене, изрешеченной пулями.

под знаком незаконнорожденных сюжет

Наконец, давние друзья Круга Максимовы арестованы на своей даче около озера Малер, имеющего форму чернильного пятна.

С лужей связан еще один набор ассоциаций. Доктор Александер, молодой преподаватель биодинамики и правительственный агент, который должен заставить свой университет подчиниться режиму, сажает кляксу на свою подпись под клятвой верности, которую подписали все сотрудники университета, кроме Круга. Александер будет в числе тех, кто придет арестовывать Круга и Давида.

Петр Квист, антиквар и одновременно правительственный агент, заманивающий Круга в ловушку, предлагая переправить его за границу, оставляет на своем письме большую кляксу. Тиранозавр Падук тоже запятнан чернилами. Отец диктатора был мелким изобретателем, чьим единственным успешным созданием стал так называемый падограф — делающийся на заказ приборчик, подобный печатной машинке, который механически имитирует почерк своего владельца.

Первый экземпляр был сделан изобретателем в подарок своему сыну-подростку. Можно предположить, что это удивительное сродство подлости и клякс намекает на скрытую тематическую игру слов: Этот круг понятий имеет очевидное сходство с различными проявлениями важного образа лужи.

  • Владимир Набоков «Под знаком незаконнорожденных»
  • Под знаком незаконно­рождённых

Однако геральдический щит герба имеет и другие отражения, которые относятся только к. Прутья решетки, как реальные, так и метафорические, изобилуют, как в следующем образе: Эти черные полосы имеют зловещий смысл. Круг просыпается в своей камере с решеткой и видит светящийся узор, произведенный лучом от световой арки во дворе тюрьмы. Гербовый щит — это зеркало-окно между двумя мирами: Эти два героя смотрят с противоположных сторон на геральдическую лужу, которая одновременно и разъединяет, и объединяет их два мира.

под знаком незаконнорожденных сюжет

С точки зрения Круга, левая перевязь и в самом деле — полоса, уходящая влево, зловещая черная решетина тюрьмы, запрещающая вход в мир его создателя. Каждый персонаж в двух противоборствующих лагерях сопровождается набором мотивов и аллюзий.

под знаком незаконнорожденных сюжет

Наиболее полно разработаны они для Круга и Падука. Имя и фамилия Адама Круга имеют очевидное значение. С точки зрения философской и моральной географии, эти две ситуации также параллельны, по крайней мере, после грехопадения: Это важный для романа подтекст, так как он перекликается с основной темой — вымышленный герой, пытающийся снова войти в мир своего создателя.