Юрий романов старый знакомый чингиз мустуфаев

Обсуждение:Ходжалинская резня — Википедия

Юрий Романов российский телерепортер: Неслышно за шумом винтов подходит старый знакомый, Зульфи Из «санитарки» выскакивает старый знакомый, телеоператор Чингиз Мустафаев. Обычный. Здравствуйте. Насколько я понимаю вам знаком вопрос об упоминании в статье . В данном случае петицию создал наш старый знакомый Адиль Багиров, виден сам город Ходжалы (2 марта его снимал сам Чингиз Мустафаев). С ним был как минимум Юрий Романов, который описал этот прилёт в. Ю.Романов, снимавший в разных горячих точка, включая НК. выскакивает старый знакомый, телеоператор Чингиз Мустафаев. Обычный .. А с русским репортёром Юрием Романовым,что будем делать?.

Зачем же нас было обманывать, за что погибли наши дети, кто ответит за это?. Аббасова о том, что: Эти и многие другие вопросы так и остаются без ответа. Я постараюсь понять Вашу точку зрения. Британский эксперт, автор нашумевшей книги "Черный сад", посвященной нагорно-карабахскому конфликту, Том де Ваал признал, что многочисленные жертвы при взятии населенного пункта Ходжалы стали результатом "спонтанной", а не "преднамеренной", "одобренной руководством" Армении акции.

В частности, видеоролик, свидетельствующий об этом, выложен на видеохостинге Youtube. Отвечая на вопрос журналиста о том, считает ли он операцию по взятию Ходжалы преднамеренной акцией, направленной на устрашение азербайджанской стороны, британский эксперт выдал совершенно неожиданный ответ, фактически дезавуирующий его оценку, изложенную в самой книге, и схожие комментарии азербайджанских экспертов и политиков.

Я думаю, что в любой войне события происходят очень быстро, спонтанно. Но, все-таки, интересно, как толковали. Конечно, надо еще раз посмотреть на текст, но я не считаю, что это была преднамеренная акция, одобренная сверху, я думаю, что это была война, это была очень хаотичная ситуация", - заявил в частности. И поэтому мы великие арменские воины поснимали скальпы у стариков, и добили на всякий случай детей с их матерями. Ну с тобой мразь ясно,тебе ,как падали доставляет удовольствие ковыряться в чужих незаживших ранах.

А вот наши граждане? Кайфуют от тебя ,как думаешь, отгеноциденный ты мой? Том Ваал давно занимается чем-то другим и тему подзабыл, похоже. Речь никогда не шла о тогдашнем руководстве Армении. Речь шла о тогдашней верхушке сепаратистов Карабаха и непосредственных исполнителях.

А тут на хаос никак не спишешь. Ты меня спросил моя ли это интерпретация, я же тебе показал, что не только. Ведь само это высказывание никто не слышал, кроме Де Ваала, но ты ему безоговорочно веришь, а сеичас вдруг он тему подзабыл Но тогда и я могу сказать, что Саргсян такого не говорил, а Де Ваал был просто пяьным и понял совсем не.

Я же говорю, что вы хотите слышать только то, что вам нравится - всё остальное неправда - всё, что не вписывается в азербайджанскую версию. А это уже именно то, что некоторые тут называют невменяемостью Что касается меня, то я отметаю сразу то, что не согласуется со здравым смыслом, что приходит из источников информации, напичканных ошибками и ложью, и что не соответствует действительности по факту. И в этих случаях для меня не имеет значения, принес эту информацию армянский, азербайджанский, российский или еще какой юзер.

В данном случае Том Ваал зачем-то оправдывает тогдашнее руководство Армении, которое и не обвиняли. Зачем ломиться в открытую дверь? Глупо ведь, а он не такой уж дурак. Поэтому я предполагаю, что он, по прошествии стольких лет, подзабыл тему. Если у тебя есть другое объяснение, скажи Но если мы отметаем Де Ваала, как серьёзный источник, то тогда и двусмысленное высказывание Саргсяна тоже не надо принимать как факт.

Тему Саргсяна тем самым можно закрыть. Не соглашусь - это опять твои желания подавляют обьективность прочитанного. Его цитата - "Я не думаю, что это было преднамеренно. Конечно, надо еще раз посмотреть на текст, но я не считаю, что это была преднамеренная акция, одобренная сверху, я думаю, что это была война, это была очень хаотичная ситуация" Он не говорит "тогдашнее руководство Армении".

Под "сверху" можно или надо понимать человека или орган или всё что угодно, который руководил штурмом. Я не считаю, что можно закрыть. Когда Ваал писал свою книгу, он провел нормальное исследование. И ни от Саргсяна, ни от его окружения приводимые им слова Сагсяна никак не опротестованы, хотя книга известна всем, кто интересуется конфликтом.

Просто прошло очень много времени. Я вот, например, сегодня довольно нечетко помню методы численного решения обратных задач для дифференциальных уравнений параболического типа. А когда-то статьи писал.

Зиновий Карач – "Де би я" – выбор вслепую – Голос страны 8 сезон

Много времени прошло с тех пор, как я последний раз с ними сталкивался, и я потом еще две профессии приобрел. Так и Ваал, я думаю Он говорит "руководство Армении". А оно тогда было тогдашним. Или президентом был не Тер-Петросян? А вот Саргсян, Кочарян, Оганян тогда еще на должности комбата полка, но фактически уже на службе у сепаратистов были прямо там, на месте, в гуще событий. И вроде не отказываются. Поэтому, если они сошлются на хаос, пусть тогда скажут, кто не выполнил их приказ быть гуманными или хотя бы не кровожадными.

Не знать того, что там происходило, они не. Если их приказы не выполнялись, и, как следствие, случилась эта трагедия, то хотелось бы узнать, кого потом наказали по всей строгости? Если не наказали никого, то, значит, вышеназванные трое к этому как минимум причастны. Плюс ножевые ранения имеют 8 человек Шлепанье лопастей и гул оглушают. Из низких облаков материализуется вертолет. Сейчас следующая партия полетит.

Неслышно за шумом винтов подходит старый знакомый, Зульфи Касымов. Он заведует аппаратом исполнительной власти в районе. Своего рода — теневое правительство. Он одет в армейский камуфляж, на плече — автомат, на поясном ремне — пистолет Макарова в кобуре. Мы прыгаем в вертолет, за нами забираются Касымов и два милиционера. Кто там контролирует ситуацию? По меньшей мере наш полет выглядит авантюрой. Без договоренностей, без подготовки летим туда, где несколько часов назад были расстреляны тысячи людей.

Ничто не будет забыто...... (18+)

И как сами убийцы отнесутся к появлению вертолета с журналистами? Чем дольше я обдумываю сложившуюся ситуацию, тем меньше она мне нравится. Я много раз был с ним на съемке, поражаясь тому, как он совершенно бестрепетно снимал там, где не только что снимать — высунуть нос нельзя. Касымов явно хочет выслужиться перед президентом, а приказ на полет пришел, скорее всего, от Муталипова или его ближайшего окружения.

Милиционеры и летчики — люди подневольные. Им приказали — они полетели А меня-то почему сюда черт занес? Мне-то что, больше всех надо? Пока я казню и ругаю себя, тон работы двигателя меняется. Я выглядываю в круглое окошко и буквально отшатываюсь от неправдоподобно страшной картины. На желтой траве предгорья, где в тени еще дотаивают серые лепешки снега, остатки зимних сугробов, лежат мертвые люди. Вся эта громадная площадь до близкого горизонта усеяна трупами женщин, стариков, старух, мальчиков и девочек всех возрастов, от грудного младенца до подростка Глаз вырывает из месива тел две фигурки — бабушки и маленькой девочки.

Бабушка, с седой непокрытой головой, лежит лицом вниз рядом с крошечной девочкой в голубой курточке с капюшоном. Ноги у них почему-то связаны колючей проволокой, а у бабушки связаны еще и руки. Обе застрелены в голову. Последним жестом маленькая, лет четырех, девочка протягивает руки к убитой бабушке. Ошеломленный, я даже не сразу вспоминаю о камере Но шок проходит, и я начинаю съемку пока из окна. Вертолет зависает над полем, летчики выбирают место, чтобы колесо не потревожило никого из павших Вдруг винтокрылая машина, не приземлившись, как-то подпрыгивает в воздухе и сваливается вправо, в какой-то безумный вираж вниз, параллельно склону.

Перед глазами в окне, совсем рядом, проносятся трава, камни и трупы, трупы, трупы Вдалеке, почти на границе видимости, темнеют фигурки людей, одетых в армейский камуфляж, которые, словно из шлангов, поливают наш вертолет автоматными очередями От них к вертолету тянутся красные пунктиры. Один из сопровождающих нас милиционеров вскрикивает и бледнеет.

Пуля, пробив обшивку вертолета, попадает ему в бедро. Летчики, не поднимая тяжелую машину над холмами предгорий, держат ее буквально в метре от земли. Как им удается на скорости почти километров в час реагировать на малейшие неровности земной поверхности? Вертолет мчится, словно автомобиль по трассе. По сторонам мелькают редкие кустики, кучки камней Через несколько мгновений такого сумасшедшего полета, показавшихся нам часами, вертолет взмывает в простор вечереющего неба и почти сразу же скрывается в низких облаках.

Нас окутывает серый влажный туман. На прозрачном пластике окон собираются мельчайшие капли, которые, быстро укрупнившись, стекают на обшивку. Мастерство летчиков выносит нас из зоны обстрела Я смотрю на Чингиза.

По обветренному, остановившемуся лицу сильного человека бегут слезы. Поймав взгляд, он спохватывается и с силой проводит по глазам ладонью А слезы снова выступают на его глазах.

Я смотрю на счетчик своей камеры. Он показывает, что вся моя съемка продолжалась 37 секунд Буквально через 20 минут полета мы возвращаемся на место старта у санитарного поезда.

Приземлившийся вертолет оказывается в кольце людей, которые смотрят на нас словно на выходцев с того света. Словно не веря своим глазам, люди дотрагиваются до. Его лицо бледно, руки, когда он пытается прикурить, дрожат и никак не могут справиться с зажигалкой. Потемневший лицом Чингиз раздвигает кольцо людей, садится в машину и уезжает в Агдам.

У меня свои заботы, 37 отснятых секунд жгут мне руки. Я выхожу из круга людей и поднимаю камеру. В видоискателе — дорога, по которой мчится машина с ранеными. Вот раненых выгружают на носилки, прямо с платформы через открытые окна вагонов заносят в операционный вагон. Девочка лет шести с перевязанной головой. Повязка сделана так, что полностью закрывает ей оба. Не выключая камеры, я наклоняюсь к ней: Глазки у меня горят Глазки у меня горят!!! Врач трогает меня за плечо: У нее глаза были выжжены окурками Когда ее привезли к нам, из глаз торчали окурки Я посмотрел вниз и заметил, что все поле было разноцветным.

Мы пошли на снижение и вдруг увидели, что это трупы. Убитых было никак не меньше человек, может быть, даже. По полю ходили боевики и добивали раненых. Когда они нас увидели, то открыли по вертолету огонь. Но нам удалось уйти. На борт были взяты также несколько милиционеров из Ходжалы. Мы не смогли сразу сесть на том поле, нас сразу же начали обстреливать. Гасанабад, Мехтикенд, Боздагы - со всех сторон стреляли. От грохота БМП, вошедших в Ходжалы, содрогалась земля.

Сначала женщинам и детям велели спрятаться в подвалы. Потом пришел глава исполнительной власти Эльман Мамедов и сказал, что надо спасаться, иначе всех уничтожат. Начальник аэропорта Алиф Гаджиев повел нас через лес в сторону Агдама. Вблизи села Нахичеваник попали в засаду. То, что я здесь увидела, мне никогда не забыть: И мать мою застрелили. Дочерей моих Севиндж и Хиджран ранили.

В тот же миг и в меня попала пуля. Молодые женщины и дети в судорогах умирали на снегу. С нами была рация. Мы кричали о том, что происходит, молили о помощи. Джамиль Мамедов, житель Ходжалы: За русскими солдатами шли армянские боевики. Прихватив с собой 5-летнего внука и 14 тысяч рублей, я побежал в сторону леса. Чтобы ребенок ночью не замерз, я снял свою одежду и укутал.

Но это не помогало. Пришлось зарыться с малышом в снег. Утром; поняв, что ребенок не выдержит, я направился в ближайшее армянское село Нахичеваник, где нас встретили вооруженные армяне. Я умолял их взять деньги и ради ребенка пропустить нас в Агдам. В ответ меня избили, ограбили и отвели к коменданту села. Тот приказал запереть нас в хлеву, где уже находились азербайджанские женщины и дети.

В хлеве нас держали 4 дня, не давали ни есть, ни пить. Но злу нет предела. Когда через 4 дня меня с внуком доставили в Аскеранский район, там началось такое, что хлев в Нахичеванике вспомнился как рай. Иностранные наемники я знаю армянский язык и отличаю местного армянина от приезжего выдернули у меня ногти на ногах.

Негры же, находящиеся среди армян, высоко подпрыгивая, били меня ногами по лицу.

Романов Ю.В. "Я снимаю войну" Школа выживания

После пыток, продолжавшихся несколько часов, меня обменяли на арестованного армянина. А внука моего отобрали. Сария Талыбова, жительница Ходжалы: Нас привели на армянское кладбище.

После этого солдаты и боевики на глазах у родителей стали истязать и убивать их детей. Потом трупы с помощью бульдозера сбросили в овраг. Потом привели двух азербайджанцев в форме национальной, армии и отвертками выкололи им глаза Немало детей и женщин было истреблено. Мушфик Алимамедов, житель Ходжалы, во время бегства из города был ранен и два дня пролежал в снегу: Оружие у нас было - автоматы, ружья, пистолеты.

Не было боеприпасов, еды. Долгая блокада истощила всех 25 февраля вечером армяне начали обстрел, а в полночь пошла в наступление бронетехника. Вначале был захвачен и сожжен аэропорт. Они не щадили никого - ни стариков, ни женщин, ни детей. Много людей было заживо сожжено в домах, особенно вблизи аэропорта. Страшный запах горелого мяса до сих пор преследует меня Большинство защитников полегли на поле боя. Оставшиеся в живых искали спасения в лесу в направлении села и, чтобы пробраться в Агдам.

Вблизи армянского села Нахичеваник, что на дороге в Агдам, они попали в засаду. Много жителей погибло в засаде у села. Минеш Алиева, жительница Ходжалы, 50 лет, огнестрельное ранение в руку: Мы брели по лесу, проваливаясь в глубокий снег. Когда переходили дорогу, в меня попала пуля. Я упала и не могла подняться. Откудато из лесу, изза укрытий велась частая стрельба. Алиф схватил меня и выволок на обочину дороги.

Потом он залег в кустах и дал очередь по обстреливающим нас боевикам. Стрельба из лесу на какоето время прекратилась. Алиф закричал женщинам, которые лежали на другой стороне дороги, не смея поднять голову, чтобы они быстрее переходили.

Романов Ю.В. "Я снимаю войну..." Школа выживания

Он периодически стрелял, и каждый раз боевики затихали. За это время около двадцати женщин и детей перебежали дорогу. Когда Алиф стал менять магазин армяне открыли ответный огонь. Одна из пуль попала Алифу прямо в лоб. Это было жуткое зрелище Он старше меня, ему уже одиннадцать лет.

Я видел, как они отрезали уши у мертвых.